УДАРИМ АВТОПРОБЕГОМ ПО БЕЗДОРОЖЬЮ И РАЗГИЛЬДЯЙСТВУ!

Елена Чернышева, Ольга Зуева

ДНЕВНИКИ АГИТКИ-83 (День 1-6)



ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

         Ну что, вот и пишем этот дурацкий дневник. Что из этого получится, не знаем. Сосредоточиться не дают песни наших милых мальчиков, которых нам бог послал в нагрузку к агитке. Хе-хе! Да все наоборот конечно! Итак, начинаем,…будем писать по очереди: Зуева Ольга и Чернышева Елена. Советский Союз! Ales gut.



ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
12 сентября 1983 года. Понедельник.


ПИШЕТ ОЛЯ:
         Отъезжали мы от института вполне весело и вовремя. Все вырвались на волю и были настроены оптимистически… Что-то будет? Состав мы все хорошо знаем, поэтому перечислять всех нету надобности.
Приехали в Первомайку, расположились в старом клубе – бывшей церкви. Да-а-аа уж, местечко… приключения начинаются. Зав. клубом оказалась премилая бабушка 84 лет.
         А шустрая, а деловая, а шкодная – прелесть просто. Она моментально растопила голландскую печку в углу комнатенки, ставшую впоследствии нашей раздевалкой, от этого теплей практически не стало. Дуб-с в клубе стоял дикий. Как же нам тут раздеваться, а мальчикам петь? Тресы (прим. авторов – черные облегающие костюмы для выступлений в пантомиме) холодные, чешки холодные, ноги и руки ледяные, носы вообще сизые. Да еще плюс к тому, Ленкин моя подхватила простуду на губу (что позволяло некоторым, конечно же, шутить «а у тебя губа не дура»..) плюс насморк плюс ангина, что и следовало ожидать. И под этим густо замешанным соусом мы должны были выступать. Как вышли на сцену – не помню. Помню только, как весь холод прошел, как и дрожь в коленках. Прогнали все три наших номера.
         Концерт, говорят, понравился. Но мы толком так это и не поняли. Ериш (прим.автора – Сергей Епифанов). объявил его генеральной репетицией, т.к. народу подвалило совсем мало.
         А вот спали мы очень экзотично – на диванах у председателя. Диванов было 1,5, а нас 5 человек + два калорифера. Всю ночь нас, и особенно Хелен, преследовал один кошмар: кашляла и храпела Ирина, наша сопровождающая. Она выгнулась как гусеница и выводила такие рулады носом, что когда в 6 часов утра еще и заиграл гимн по радио, то Ленка вскочила и со страшными ругательствами (про себя, конечно) заткнула ему глотку. Но мы еще легко отделались, т.к. остальные члены нашей агитки ночевали в клубе, то бишь в церкви. И снились им, похоже, вовсе не праведные сны.
         Так кончился первый день нашей бродячей жизни.



ДЕНЬ ВТОРОЙ
13 сентября 1983 года. Вторник.


ПИШЕТ ЛЕНА:
         Утром из Первомайки поехали в Бисерть. Выделили нам 2 номера, как потом оказалось, в министерской гостинице, в которой нам и предстояло прожить более суток в цивильной обстановке. Как зашли мы, да как увидели чистые простыни, да так и пали на них от счастья. Но с черта_с_два, залетел тут же Серега Епифанов и поехали в клуб.
         Там тоже холодрыга была. Топить было нечего, да и нечем. Разместились всем табором в комнате рядом со сценой. Такая тесная каморка оказалась, а надо переодеваться и нам и мужикам, а больше негде.
Как всегда, перед концертам бывало, злые, рычим на всех. Перина опять отделали, обиделся бедный и издалка пригрозил возмездием. Мы переоделись, надели сверху на тресы все самое теплое, что было. Потом мужики нас вежливо попросили из комнаты, сославшись на то, что им тоже надо было переодеться. Но мы-то понимали, что им всего-навсего надо было «квакнуть» в спокойной обстановке.
         Постепенно народ собирался, и конечно, основной контингент были как всегда, дети. Ребята шутили, что не это не агитка, а детские утренники. Епифанов начал читать свое вступительное слово, потом пошли Перин, Ленка Артемова и т.д. И вот уже наш выход. Я-то была раздета, т.е. готова к выходу, а Оля еще в спортивных штанах и кроссовках. Короче, началась суматоха, Оля пояс не может застегнуть, одну кроссовку сняла, другую Зарубин развязывает, а Маринка уже шипит: – «Выходите!!!»,    а Ольга вся в штанах. Тут Шура усаживает ее на стул и ничтоже сумняшися стаскивает с нее спортивные штаны, Ольга только пискнула. Со стороны это смотрелось, конечно, великолепно, но нам было не до смеха. Спасибо, Шурик!


ПИШЕТ ОЛЯ:
         После концерта мальчики убирали аппаратуру, а мы пошли на дискотеку посмотреть. Кроме Макара, там были еще несколько местных баб в самом темном и дальнем углу. Но народ стал резко прибывать, и мы передислоцировались на помост дискотеки. Ничего особенного там не произошло, если не считать, что мы взяли реванш перед нашими мальчиками за вчерашнее.
         Тех двоих, в белом, мы заметили сразу, они явно выпадали из общего контингента. «Печать интеллекта обезобразила их облик». То сё, разговорились, оказалось, учатся в СИНХЕ. Ну, неплохо для Бисерти. Во время танцев мужики нас постоянно ловили на «пистолет». Потом был быстрый танец, мы конечно - в кругу новых знакомых. Нас было 8 человек, Ленка А. тоже себе кого-то подцепила, а про Маринку и говорить нечего. Так это мы славно топали в такт музыки. Ну, тут уж наши мужики не выдержали, что мы так их игнорируем и сами встали к нам в круг.
         После дансинга нас с Ленкин уже ждали кавалеры, которые вызвались проводить до гостиницы. Дорога была недалекой, но было время поговорить. Когда дошли, я как примерный воспитанный ребенок убежала в комнату, пока наши девчонки не пришли, а Ленка осталась под луной. Но Лена А. с Мариной скоро подошли, сказали, что мальчики про нас спрашивали: «А где Лена с Олей, а с кем это они»? И получается, мужиков задело, что нас нет, только приехали, еще толком не познакомились.
         Пока мы с девчонками обсуждали эту мировую проблему, раздался стук в дверь. Заходит Славик и говорит, «Девочки, мы вас приглашаем на вечер знакомств». А Ленхен нет!! Что делать?!! Знаю, что она долго не задержится, поэтому решила тянуть резину. То конфеты, то кипятильник, то в туалет, то руки мыть.. Уже и Лена Артемова прибежала за мной, вся во гневе, пришлось таки идти. Прихожу, все в сборе, кроме Еленьюрьевны.
         Бутусов сразу возмутился – почему не все?? Что же делать? Я начала лепетать что-то типа, она задержалась и скоро прибудет… Славка поругался немного и затих, зато Епиш прицепился как банный лист. Что, да где, да почему? Надоел! Только разлили водку по стаканам – появляется моя Елена, вся такая загадочная и улыбающаяся… И ни мало не смущаясь, усаживается рядом со Славой.


(На фото: Сергей Епифанов, Вячеслав Бутусов, Андрей Макаров.)

         Они там быстро разбираются, что к чему, и вот он уже пропагандирует ей новое средство лечения простуды. Тут и Епифанов стал предлагать свою долю драгоценного напитка... Маринка вертела кубик Рубика, а мы болтали с Леной Артемовой и Андрюшкой Садновым. Вечер знакомств был в самом разгаре. Вскоре мужики ушли покурить и… вернулись еще с одной «катькой» (прим автора – жаргон оставлен как он звучал тогда)). Нда... сопьемся мы тут, переглянулись мы.
         Ну, ее (путылочку) тоже быстренько уговорили, и стало совсем хорошо. Тут мы уже поняли, что пора бы уже пора, распрощались и пошли восвояси баиньки.
Настроение после попойки замечательное. И все тосты были за знакомство. Да кстати, поразила закусь, наицивильнейшая: консервы с венгерскими курами, болгарской свининой, еще что-то, ух, наелись…


ДЕНЬ ТРЕТИЙ
14 сентября 1983 года. Среда.


ПИШЕТ ОЛЯ:
         Поднял наши головы от подушек мерзкий стук в дверь. Епиш пришел – развел демагогию. Вот спите, дрыхните, а мальчики уже встали. Вставайте, мол, поедем в какое-то Накаряково. (Это я сейчас знаю, что это такое, а тогда у меня в одно ухо влетело – в другое вылетело. Чудовищное название какое-то.) Мы резко стали собираться, наводить там красоту всякую, собирать шмотки в дорогу. Быстрее всех собралась Артемка (прим. автора    - Лена Артемова).
         У меня как всегда комплекс на сборы. Быстрее чем за час, не собираюсь. Мелькали какая-то косметика, бумажки, плойки, все стояло вверх дном. Маринка с Артемкой смылись вниз, где мужики уже ждали в автобусе. Потом по традиции, выползли мы с Еленюрьевной. Поехали в столовку завтракать. «Картошки» там не оказалось. Накануне мужики в клубе все трескали эту картошку, угостили – понравилось. Сразу после завтрака поехали в это самое, как его, Накаряково. Всю дорогу спали от всей души, наверстывали упущенное, так как конечно не выспались после вчерашнего.
         Когда приехали, оказалось, что солнце еще не совсем умерло. Автобус остановился напротив сельсовета и наши колоритные мужчины выпали из авто покурить. Тут же на это прореагировали местные девахи. Они передислоцировались поближе, чтобы лучше было видно. И тут их разобрал неудержимый беспричинный смех. Они стояли и заливисто привлекали внимание. Но тут выползли мы. Радости у девушек резко поубавилось.
         А наш Макар (прим. автора – Андрей Макаров) нашел свою судьбу в образе друга человека - собаки. Она, Макарка, то бишь, полюбила нашего Макара со всей присущей ей пылкостью. Эта собачка тут же села своим прелестным задом на его сапог, Андрюшка аж замер! Мужики окрестили ее Зарембой, но для нас, девочек, они так и осталась Макар с Макаркой.
         Потом и я пошла налаживать контакт с местными девушками. Выяснился вопрос о медпомощи. От ворот поворот. Пропала Ленхен без лекарств. Бедняжечка! Без пузырька она совсем дышать разучилась. Кстати, сообщили мне, что врача и аптек нет. Девушки снова заливисто захохотали от какого-то дикого, непонятного мне, восторга.
         А потом опять трескать. Желания есть не было, т.к. были сыты по горло. Но, ничего не поделаешь, дают – бери. Впервые мужики изъявили желание есть за одним столом. А то все время порознь, да порознь. Сдвинули 3 стола, вместе же всяко разно веселее. Мы, уходя, прихватили оставшиеся от обеда котлетки для бедной голодной Макарки. Но когда пришли на старое место, ее уже не было! Вот жалость. Мы положили бутерброды на траву, авось кто-нибудь да съест. Ну и съела какая-то бесцеремонная собачка. Даже спасибо не сказала. Будто бутеры с мясной котлетой на каждом углу валяются. Но мы ей простыли ее беспардонное поведение.
         Пришел Епиш и позвал в клуб. Проходили опять мимо местных дам, и они снова обрадовано смеялись.
         В клубе нам дали комнату на втором этаже в аппаратной. Из нее сцену было видно великолепно. Я взяла у Макара ножницы, и мы устроили парикмахерскую. Пока стриглись, выглядывали в окошки. Смотрим, мужиков бзик посетил. Какую-то новую вещь обрабатывают. Присмотрелись – «Трепещет широко…», смотрелось классно! Еще подсветка была хорошая - рампа цветная. Так все в тему! Мы еще поскакали по аппаратной под музыку туда-сюда, потом пошли с Ленкой разминаться.
         Вдруг слышим – вступление играют. Мы бегом вниз, во, блин, без нас начали и никто не позвал.
         Сидели в полной темноте, так как комната перед сценой совсем не освещается. А стулья?! (прим. автора – по сцене нам нужны были 2 стула по сюжету). Хватились, а стул один. (Накануне мы с Ленкой притащили 2 сверху). Ленкин стоял на месте, а моего нет как нет. Я тут скандал закатила. Оказалось, Макаров забрал один стул себе вниз. Я ору: «Подайте его сюда!! Черт бы побрал этого Макара!». Пока металась, смотрю, он тут как тут. «В чем дело, чего развизжалась?» Я аж захлебнулась. Ни фига, думаю, вот это наглость.
         А тут уже объявляют наш выход. Ну, Макар сам понял, что сказал что-то не то, стушевался как-то и смылся потихоньку. Мне уже надо выходить, а на глазах слезы... Там я от расстройства что-то напортачила основательно в номере. Да еще плюс к тому из зала неслись разнообразные нелестные выкрики. Пришла со сцены прямо горем убитая. Только зашли в комнату, как Ленка мне кулак показывает. Пойдем, говорит, разберемся, сейчас я тебя бить буду. А у меня транс. Сползаю по стенке, трясет всю. Ленка – умница, все поняла, стала успокаивать. Вроде ничего, отошло. Ребята принесли еще один стул, скрипучий! Ну, господи, дела.



         Объявляют «Шляпу». Смотрю, Макар на сцену стул подает. И Перин еще один выносит. Ему из-за кулис шипят: - Один, один! – не слышит. Потом дошло, один унес, да не тот совсем, который нужно было. Скрипучий на сцене остался. Ну, думаю, поскрипим сейчас от души. Но вообще обошлось. Из-за музыки ничего не слышно было.
         Да, еще забыла, в этот день перед выступлением, наши мальчики так квакнули мощно, что Бутусов с трудом на ногах держался. А перед «Шляпой», я стояла как раз в стороне.… Тут неожиданно кто-то сзади как навалится, как обнимет. Оборачиваюсь, еле освободилась, стоит Бутусов, покачиваясь. Что, говорит, стул-то нашли? А то я могу, и-ик, принести! Нет, говорю, Слав, не надо, уже все в комплекте. А сама думаю, господи, боже мой, как он выступать-то будет, бедненький? На «Птице», точно влетит не туда. Но все обошлось. Правда, Славка так «облизывал» микрофон, как будто закусывал им..
         Принимали нас хорошо! «Русское поле» вообще чуть ли не бисировали. Настроение было почти отличное, если не считать мелкие недостатки. Мы отыгрались в свое, настал черед ребят. Первые три песни спели, потом вышел Перя (прим. автора – Игорь Перин) свою колхозную петь. А мужики-то чё удумали: оделись в телогрейки, шапки-ушанки, в шарфы замотались, а сапоги вынесли перед собой. Так и пели.Ну народ-то не просек, что к чему. А мы балдели!


ПИШЕТ ЛЕНА:
         Начался дансинг в фойе, но мы пошли в автобус убирать аппаратуру. Когда схватились засовывать наш любимый барабан, Маринка от души заехала мне в глаз. Ка-ак все потемнело. Боль такая адская была, что я чуть не грохнулась. Но вроде ничего,    оклемалась. Привожу себя в порядок у зеркала, к тому же еще в гриме, как бы чего не размазалось. Тут же Перя верится: «Хватить мазаться–то…» а я говорю: «Какое мазаться, тут мне сейчас в глаз дали!». Он аж подпрыгнул: «КТО????» «Да вертелся тут один, ему по-доброму сказали, чтобы убирался, а он не послушался...» Заливаем как всегда, синхронно с Ольгой.
         Ну, тут Перин побежал на сцену выяснять, кто это Ленке бланш на глазу нарисовал. Эх, все бы хорошо, да Маринка всю музыку испортила. Не могла подыграть… Мужики-то тоже переполошились, что такое, кто посмел? Но в этот день все куда-то падали, охали, ахали. Я чуть со стула не упала, оказался сломанный. Перин с лестницы навернулся. Пока таскались с аппаратурой, к девочкам прицепились местные кавалеры. Меня как-то еще миновало такое счастье, а вот за Ольгой и Маринкой хвосты увязались, у входа караулили. Сначала мы не хотели идти на дансинг вообще, но куда денешься-то? Простояли около наших ребят, пока эти местные танцульки не закончились.
         Аппаратура уже была в автобусе, мы закинули себя туда же и устроились поудобнее. Ехать было не очень далеко, но все-таки. Пришли в гостиницу, бухнулись на кровати и отрубились почти сразу.


ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ
15 сентября 1983 года. Четверг.


ПИШЕТ ЛЕНА:
         Епиш более-менее дал нам выспаться.
         После вчерашнего немного болела голова. Мы собрались, умылись, но как всегда немного припоздали, залезли последними. Направили свои колеса в Н.Серьги. Автобус стал немного барахлить и капризничать. Приехали в Серьги…
         Больше всего на свете нам хотелось в баню, куда мы и сходили, да еще как: с парилкой, с веничками. Супер просто! Все довольные до предела загрузились в «крокодил» (прим. автора - прозвище нашего автобуса, он был зеленого цвета и такого же характера) и поехали в Михайловск, прямехонько в зональный штаб. В одном из номеров местной гостиницы и находился этот штаб. При нем еще машина «газик». В этом штабе было четверо мужиков. Двоих из них знали Маринка с Ленкой Артемовой еще по обкому комсомола, ну а мы как всегда, маленькие такие, прислушивались.
         Хотели уже нас оформлять на постой, но тут мужики заупрямились, поедем в Аракаево прямо сейчас, там и переночуем. Епиш: да негде там, ничего не приготовили, а Макар чуть не в истерику: «Быстрее хочу туда, оттуда не уеду, там останусь». Видать зазноба ждала. А мы опять чуть не ревем, и тут хочется остаться ночевать и с ребятами расставаться нельзя. Кошмар, что творилось. Короче говоря, мужики поехали на «крокодиле» в Аракаево, а нам оставили возможность устроиться здесь, оформиться и приехать попозже на газике. На том и порешили.
         Тем временем, штабные мужики предложили нам поужинать. Мы сначала…, а впрочем, ...и не отказались. Появляется торт «Наташа» и яблочное варенье, а чай мы пили из превосходных маленьких чашечек тончайшего фарфора. Оказывается, что тут в прошлом году жили итальянцы,    которые что-то там ладили для Михайловского завода и эта посуда специально для них тут держалась. И так мы классно посидели, что нам уже не так уезжать захотелось. Но нас же ждут! Тут позвонил Епиш, чтобы мы не оформлялись, потому что нам выделили комнату на всех в Аракаево. Навели тут же на кухне грим, чем, по-моему, немного смутили мужчин. Надо ехать.
         Я поразилась, как мы все поместились в газике. Нас было 8 человек. Да плюс огромный багаж. И поместились, и неплохо доехали. (Хе-хе!) Тут, оказалось, ехать всего минут 20. Подвезли нас прямо к столовке – нашей концертной площадке. Бог ты мой! А там уже люди сидят. Ну и мы протопали в кухню, там в каком-то грязном закутке, между очистками, мы переоделись. Мужикам даже возможности порепетировать не было, а нам уж и подавно.
         Да, на предыдущих концертах я «Новое платье», кроме самого первого, не показывала. Сначала болела, а потом просто не могла заставить себя. А тут решили мы полностью программу дать, не сокращенную. И вот я собралась показать это самое «Платье» с другим концом, а для этого по сюжету нужно было, чтобы мне свистнули. Это дело я поручила Маринке.
         Наши ребята опять тяпнули, но немного. И тут Перя очень кстати: «Вы еще не выпили?» Мы как всегда, с ноги на ногу переминаемся, замерзли однако. Благо, что на кухне, а дубор классический. Вышли с «Полем», пробрались сквозь аппаратуру, а народ сидит с трех сторон, прямо как в цирке. Людей – битком, а эмоций почти никаких. Это у публики, разумеется. Ну ладно, думаем, не понравилось, бывает.



         Показали «Платье», так же вяло принимали. И перед «Шляпой» мы уже потребовали вкатить нашу порцию. «Девочки, вам вина или водки?», - «Да все равно!!» Смотрим, Зарубин наливает вино, жадюга! Я тут потеряла всякий стыд и потребовала водки. Только скорее, уже Перин стих читает. «Девочки, закусить нечем!» «Господи, какое буржуйство – закусь!», - я только рукой махнула. К слову сказать, всю эту сцену наблюдал Андрюха Саднов. Он стоял сбоку, но превосходно все видел. По-моему, он аж поперхнулся, когда такое услышал.
         С разбегу вылетели перед микрофонами. И где-то посередине этюда нас наконец, разобрало. Настроение повысилось, чего-то разыгрались. «Шляпу» более оживленно принимали, но все равно довольно вяло. Потом пацаны пошли петь, весь свой репертуар отрабатывали. В зале - ­жидкие хлопки. Совсем слабо реагировали.
         Блин, чего им надо-то? Танцев? Мужики тоже расстроились. Мы к своим так рвались, так мчались! Хотя, кстати сказать, здесь на АЖОСе у нас почти знакомых не было, а у Ленки Артемовой – ее группа, и по-моему, Славкина.
         Начался здесь же дансинг. Музыка одна и та же стала надоедать. Правда, танцевать мы немного танцевали, но потом все больше сидели. Кто разошелся, так это Витька да Карнет, да Перин. Смотрим, Бутусов тоже лыжи навострил. Много крутили рок-н-роллов. И как всегда, мы очень активно поддержали. Но потом, почему-то опять скисли. Настроение вконец было испорчено.
         Закончили, собрали аппаратуру, поехали в свой барак прямехонько в комнату, которую нам отвели. Боже мой, что это была за комната! Три кровати и куча матрасов. На всех!! Эти кровати мы сдвинули вместе и разместили там себя. Матрасы в живописном порядке раскидали по полу. Ввалились наши благоверные, но потом потихоньку они один за другим, испарились. В гости к девочкам, как мы поняли. Остался один Епиш.
         Ночью мы услышали, как пришли первые Саднов, Бутусов, Зарубин, Макар. А потом и Коря с Перей. Ан нет, вру, Корнет всю ночь у девчонок-поваров проспал. Его только к завтраку растолкали. Ну и денек, честное слово!



ДЕНЬ ПЯТЫЙ
16 сентября 1983 года. Пятница.


ПИШЕТ ЛЕНА:
         Встали поздно, еле-еле продрали глаза. К комнате – духотища. Те, кто поздненько вернулись, не выспались. Умылись, встряхнулись, залезли в «крокодил» и прямым ходом в Урмикеево. Ндаа, дороги были никудышные, даже пришлось в брод речку переезжать. Худо-бедно, доехали и сразу в клуб, потом к столовке. Да, Ольга вылезла, сразу у кухни увидела своих знакомых, а у меня еще от Аракаево транс страшенный. Никуда не хотелось вылезать, никого бы не видеть. Хандра ползучая.
         В клубе выпали, аппаратуру расставили по местам. Урмикеевские местные татары стали в клуб заползять, но как вползли, так и выползли. Карнет как всегда, такой озабоченный, стал у девочек деньги стрелять. Ну, мы мелочь ему выдали, все, что в кармане было, за одним и с Маришкой рассчитались. У того же Карнета оказались шарики воздушные (чего у него только не было к концу нашей поездки, но об этом позже). И мы решили, что неплохо было бы внести наш колорит в это убогое место. Клуб был не топлен, конечно, но нам обещали привести в его в божий вид, хоть немного прогреть.
         И тут, самое приятное, наш обожаемый Макаревич включил Beatles. Восторгу пределов не было. Решили    даже, а не приготовить нам еще номер с шариком. Даже музыку тут же подобрали «Oh, Jonny».


ПИШЕТ ОЛЯ:
         Мы тут же стали репетировать. Но тут Ленкин сказала, что на голодный желудок ей ничего не лезет в голову. Мы с Маринкой еще немного посоображали и тоже зачахли. Одна отрада – Beatles послушали. Потом позвали шамать.
         Мы с Маринкой резко отказались идти пешком, т.к. уже один раз продефилировали по местной грязи до столовки. Ну, Толик (наш шофер) свой человек, довез. Нам пришлось даже вылезать через его место, т.к. со стороны двери грязь была прямо таки непролазная. Все вываливались из автобуса, как кули с мукой.
         За стол сели всей агиткой, настроение бодрячком, что-то захохотали. И тут нас Епиш обрадовал, выдержав паузу… Поедем на поле работать! Что тут началось! Мужики наотрез отказались. Епиш такой умоханный, видимо Годзик (прим. автора – Годзевич) его хорошо обработал. Мы сели в авто обсудить ситуацию. Мужики давай нас успокаивать. Три дипломника – им плевать. Пятый курс – тоже плевать, а одними девочками на поле работать – лажа. Все логично.
         Подъезжаем, а Годзик уже у клуба: «Ну-ка, ну-ка, давайте, собирайтесь». Мужики ему что-то сказали такое, он так разозлился, раскричался. Мда-а, смотрим, дело совсем худо. Ничего не поделаешь, придется идти. Стали собираться потихоньку, но время тянем. По два раза сумки перебирали. Шторки закрыли, будто переодеваемся. Короче, тянули резину до предела.
         А когда вышли, смотрим, Ба-а-а! Что это? Наши ребята тоже решили пойти на поле! Все-все, кроме Макарки, Кори и Пифа. Самые филоны оказались.


ПИШЕТ ЛЕНА:
         Боже ты мой, мы шли до поля, наверное, целый час, грязь налипла на сапоги, моросил дождь – хуже не придумаешь погодку.    Бр-р-р-р! Мужики усвистали вперед, а мы медленно рассекали по полю. Только Зарубин нас не покинул. Ну не нас, допустим, а Маринку, но все равно, молодец. Дошли до Годзика с Епишем.
         Годзик нам говорит: «Где хотите работать, третий курс – передовики, а четвертый – отстающие». Ну, мы решили, конечно, поддержать отстающих.. А если честно, все равно было. А нас по полю издалека видно было. Наконец, подходим к четвертому курсу. Они, родные, побросали свои ведра, стоят, смотрят, как мы подходим. Как на инопланетян. Откуда-то выскочил.. Рим и кинулся к нам с радостными воплями! Вообще-то мы знали, что они с Жунькой (прим. автора – Толик Жунев) поехали в колхоз, но представляли это как-то весьма смутно. А тут, на тебе - вот один из них. Обменялись с ним приветствиями, наобнимались. Мы тут же разбуржуазили его на перчатки и пристроились к кому в ведро картошку собирать.
         Еще я изо всех сил высматривала Димку Бряндина. Элька поручение мне дала передать ему большой горячий привет. Кидаем мы картошечку в какое-то ведро, а я вслух: «Почему-то Диму не видно... Где же он?» Тут поднимается хозяин ведра и говорит, «Вот он я!» Ура-а-ааа! Тут конечно, мы больше разговаривали, чем картошку собирали. Перебивали друг друга, рассказывали новости, взаимно интересные. Настроение поднялось, стало заметно веселее. Народ вокруг незаметно скучковался около нас, тоже внимательно прислушивались к нашим разговорам. Совсем они здесь отощали без информации.
         Мы даже довольны были, что на поле очутились, но поработать как следует нам так и не удалось. Нас перебросили на другое место – грузить кучи картофельные. Смотрим, наши ребята идут с поля, в смысле агитчики: «Девчонки, за нами!» Пошли к прицепу. Четверокурсники опять побросали ведра, и теперь уже с тоской смотрели нам вслед. Мы как искорка проскочили в их серые будни, взбудоражили и опять улетели… Мы сели на трактор и пропахали мимо передовиков – третьекурсников. Они уже знали, что мы работали у отстающих. Ребята криками приветствовали нас, особенно зуевская группа. Мы чувствовали себя этакими героями славы, заезжими звездами на пашне. Остановились неподалеку он них, стали загружать прицеп. Худо-бедно, а раскидали мы три кучи. Время идет, пора ехать в клуб. Уже все и с поля ушли, стало быстро темнеть, а мы все ударничали. За нами должны были машину прислать. До половины седьмого отработали и сами пошли к краю поля.
         Нам понравилось на поле, честное слово! Маришка дружно работала с Епишем и Зарубиным, ну а мы с Андрюшкой Садновым. Все довольны остались. Единственное, что огорчало, что не успеваем как следует к концерту подготовиться. И опять без репетиций. Стали подходить к Годзику, а он говорит: «У нас появилось предложение оставить агитбригаду у нас. Вас ведь 12 человек? Ну вот, целая бригада. Будете работать как передовики». Мальчики ничего не сказали, промолчали, но нецензурно подумали, а мы лишь мило улыбнулись. Выяснилось, что погрузили мы 2 тонны картофеля. На каждого вышло по 20 копеек, а то и больше. Вот так-то!


(На фото: Марина Бояркина, Александр Зарубин.)

         Подошла наша машина, а наверху - сено! Клазз! Поедем с комфортом. Кое-как залезли наверх. Маринка опять закапризничала, что залезть не сможет, но все-таки ее как-то закинули, не без помощи Шурика, конечно. Всю дорогу ужасно трясло, нас забрызгивало грязью, особенно Ольгу. Она прямо над колесом сидела. Хоть и прикрылась капюшоном, все равно обшлямкало ее изрядно. С Маринкой вечно все случается: по дороге уронила шапку. Пришлось Шурику прыгать в грязь и вытаскивать ее деталь. Приехали к конторе, посмотрели друг на друга – ну такие поросята, просто смех. Особенно Маринка. Как будто в луже валялась верх брюшком.
         В столовой долго не кормили, мы почистились около умывальника как смогли и пошли в контору греться. Там Перя уже на кроватях валялся: общался с Женькой Малышевым. Чего-то там лапшу ему на уши вешал. Мальчики у печки грелись. Ольга обнаружила у себя в кармане шоколадку. Нам было очень стыдно, но мы ее совершенно одни нагло затрескали. Ой-ой как стыдно, ну ничего, пережили.
         Наконец нас покормили, и мы поехали в клуб. Боже мой, там уже местная публика половину зала заняла.


ПИШЕТ ОЛЯ:
         А, Ленка, память дырявая, забыла, как мы пришли. Хари хитрые, шоколадом за версту несет, а морды наглые. Как будто мы и не ели вовсе. Пришли и выгнали с насиженного места Шурика и Андрейку Саднова за компанию. Уселись мы с Ленусей у горячей печки, я еще ноги задрала на горяченькое. Тут Годзик стал дрова в печку подбрасывать, так чуть носом за мой сапог не зацепился.
         Итак, привезли нас в клуб. Мы все сытые и довольные. у меня опять живот мячиком, как у щенка. В этот день был пик наших самых дружеских отношений с ребятами. Все друг к другу так хорошо относились. Мне Перин поясок на талии застегивал. А Ленку Саднов зажал в угол и преподал уроки самообороны. С Пифом на счет свиста выясняли, и со Славкой пообщались. Ну про Корю и говорить не приходится, само радушие.


ПИШЕТ ЛЕНА:
         Но, несмотря на наше отличное настроение, в концерте было много сбоев, особенно у пацанов. Наше «Русское поле» довольно неплохо выглядело, так все строго и цивильно. Потом, когда меня объявили в «Новом платье», даже аплодисменты были. Наши ребята! Маленькая деталь – когда надо было свистеть, раздалось сразу 2 свистка. Один из-за кулис, другой впереди. За сценой свистнул Пифа, а впереди, кажется, был Макар. Потом это подтвердилось. Это была его полная инициатива. И потом, на всех остальных концертах уже свистел один Андрюшка. Самое интересное, ни разу не ошибся, все в тему, умница Он получил этот зачет!
         У всех почти, как я говорила, были сбои. Артемка сбивалась раза два в песне, Маринка там чего-то забывала. «Шляпу» сыграли довольно сносно. Да, а я чуть не улетела в зал, сбилась за провода, когда рассекала там по сцене. А когда ребята пели, были какие-то недоразумения со звуком, с динамиками.    И виноват Макар был, как ребята говорили. Потом в автобусе они его доставали: «У тебя что, масло из головы вытекло?», и все в таком же духе. В общем-то спели неплохо. Выдали полностью программу. Как всегда бешеный успех имела «Трепещет широко..» Как потом оказалось, ее записали на маг и потом на поле врубали. Нам всем дико нравится рок-н-ролл из Лед Зеппелин «Танец с девушкой Сью». Классная вещь!
         Перерыв был совсем небольшой. Когда мы переодевались, к нам постоянно врывались пацаны. Мы сначала поднимали вой, а потом плюнули, и впоследствии никаких эмоций на этот счет не выказывали. Теперь пора рассказать о дансинге. Как всегда сначала холодно было.


ПИШЕТ ОЛЯ:
         Но это только поначалу. Потом-то уже разогрелись. У меня конечно, долг чести: ребят знакомых – почти весь колхоз. Пока с одной компанией, потом с другой, время-то идет. Потом гляжу и нахожу Еленьюрьевну одну в обществе трех мужчин. Ни фига себе! И вроде никого не знаю. Подхожу ближе. Ба! Старые знакомые: Дима Бряндин, Игорь Хохлов и незнакомец с бородой. Я конечно тут же к ним присоединяюсь. У Ленки там все хоккей, а ко мне прилип какой-то Паша с бородой.
         После дансинга заехали к нашим мальчишкам, забрали у них штормовки и шарфы, которые остались сушиться на печке. Зашли потихоньку, а они спят уже. Мы им шарики решили подарить воздушные. Как Пятачок - Винни. Оставили на столе и ушли. Холодным серым утром проснутся, а тут такой праздник.
         Сели в автобус, поехали, а тут как назло кончился бензин. Встали. Толик пошел, где бы надыбать. А время уже второй час ночи. И тут мы вспомнили, что забыли в общаге шапки свои, когда сушились. Что же делать? Хотели позвать кого из своих сходить с нами, страшно одним-то, но потом пошли вдвоем. Быстро взяли шапки и обратно.
         Идем - боимся. Вокруг темнота, чуть не ощупью идем. Видим, навстречу мужик какой-то. Во, думаем, аборигены тоже не спят. А это оказалось, Толик, как мы ему обрадовались! Он нашел какой-то самосвал без хозяина и слил бензинчику. Короче, наконец-то мы выехали из этого гиблого места. Остаток дороги дрыхли.
         Приехали в Аракаево и завалились спать. Мужики никуда уже не пошли, ни к каким поварешкам, все-таки кроме Макара и Перина, по-моему.



ДЕНЬ ШЕСТОЙ
17 сентября 1983 года. Суббота.

ПИШЕТ ЛЕНА:
         Сегодня у нас суббота. И вот первый платный концерт, и кажется... последний прошел ниже среднего. Стоим с Олюшкой в раздевалке в клубе. Ну и р-р-работка! Полностью программу не показали. Пьяная публика отпускала всякие шкварки, но, по-моему, не злые.
         Начну немного раньше.
         Приехали с утречка из Аракаево. Этот Епиш опять не дал выспаться. Быстренько потрескали и через Михайловск доехали до Н.Серег. Опять поели. (Господи, кажется, только и делаем, что едим!!) Потом ужасно оперативно сходили в баньку. Моя Ольхен, умница, чуть не вперед всех собралась. Так к концу агитки она еще будет ругаться, что медленно едим. Итак, после баньки поехали конечно в клуб. И так нам тут понравилось.
         Разложились табором, как обычно, раскинули все свои шмотки, высушились, вылизались, перышки выгладили. Концерт прошел как всегда быстро, мужики в ударе не были. Мы вроде неплохо показались. Очень нам понравилась сцена, свет классный, и все бы хорошо, да мы на свою голову напросились на красный «пистолет» (прим. автора - прожектор) и пролетели с ним. Слепило глаза, и я чуть не шлепнулась в «Новом платье». Отбарабанили свою программу, а публика, черт, опять была пьяная. Орала и шумела. Сбор был 140 р., мало, конечно. На дансинге мы почти не были, стояли в раздевалке. Епиш все ходил, тряс своим карманом с мелочью.
         Мужики почти на каждом концерта новую песню разучивают. Здесь в первый раз спели «Ветерок». Мы от этой песни прибалдели.
         Сумки до гостиницы несли сами, мужики даже не подумали помочь. Я разобиделась, расстроилась страшно. Все надоело, видеть никого не хочу, так все это достало.


ПИШЕТ ОЛЯ:
         Поселили нас по 4 человека в комнате. Рядом с нами жили Слава, Макар и Перя с Корей А остальные ребята - этажом выше. Да, еще в нашей комнате был ужасный звонок. И все, кто мимо проходил, так и норовили звякнуть в него. Юмор у них такой. А звонок мерзкий, резкий. Вздрагиваешь тут же. Одна радость – санузел, гор. и хол. вода, человеческий унитаз, ванна, душ. А в нашей с Ленкой комнате еще торшер и зеркало.
         Вечером ребята пришли к нам в гости. Пили чай, болтали ни о чем, очень хорошо посидели. Потом Маринка предложила играть в «ощущения». В результате получилось, что Андрюха Саднов похож на эрдель-терьера и полсолнух. А Лена Артемьева на калорифер, чайник и древнерусский шрифт.
         Ничего особенного, просто приятно посидели, если не считать, что Епиш весь вечер нес какую-то чушь, типа «сексаул». когда разошлись все нормальные люди по постелям, мы с Еленьюрьвной как назло еще чесали языками часа добрых 2 часа. И обессиленные окончательно где-то уже часов в 5 утра, уснули.

(Продолжение следует.)



От кого
Нажмите кнопку ОБЗОР (BROWSE), выберите картинку формата JPG, не шире 600 пикселей и меньше 70 кб (другие картинки не принимаются), обозначте её место в тексте символом * (звёздочка) и отправьте письмо. :-)
Света Кузнецова 29/08/06 19:22
Дорогая редакция...
А Марина Бояркина обитает в городе Троицк, который под Москвой. Я с ней немного переписывалась, а потом она пропала. У неё муж супер-физик и дочка Алиса (6 лет).

В.Бутусов 29/08/06 13:48
У меня обрывками все эти воспоминания, как в разрушенном пазле. Видимо действительно пил чрезмерно.

Елена Чернышева 29/08/06 13:56
знаешь, када я это все переписывала на комп, натыкалась на фамилии, в упор не могла вспомнить, кто это...потом ниточка за ниточкой, тут на форуме что-то вспомнилось.. вот какой "золотой блокнотик".. а то только шурика зарубина воспоминания были на сайте нау (я как прочитала там, разобиделась про такое впечатление о нас). это ж какое приключение было! а грим помнишь, а ворон? ну тут я молчу, т.к. to be в след. номере

Вячеслав Бутусов 10/09/06 09:26
Chto za vospominania? Vykladyvai pojaluista.

Вячеслав Бутусов 28/08/06 22:34
Спасибо за реваларизацию памяти, многое уже подзабылось.

Слава, утомлённый тыканьем в кнопку \"Кто 28/08/06 22:39
Банда называлась "Уральские Олени"?

Елена Чернышева 28/08/06 23:20
слава, фсе правда? из песен слов... все писалось на коленках, оригинал есть, его не может не быть... там еще продолжение будет... не бейте меня больно, больше всего жду ваших комментариев...

Андрей Веденеев 28/08/06 13:13
Н-да... Умные-то люди дневники писали...

Елена Чернышева 28/08/06 14:19
андрюшка, превед!! рада тебе!
кто ж знал что пригодится?? с трудом нашла на антресолях этот блокнотик...

Александр Зарубин 26/08/06 16:01
Какие вы девченки красавицы на фотках, что мы, дураки, к вам не приставали...

Елена Чернышева 26/08/06 19:05
сань, приветик!! и я не понимаю...

Саша Коротич 27/08/06 06:01
Да вы что! Это ж "аморалка"!

Елена Чернышева 27/08/06 11:48
хм-мм эээ, нууу, допустим, не все не приставали... и потом, аморалки как раз и не было. "Высокие, высокие отношения".. Правда, Шурик?

Рэм 07/09/06 16:26
Девушки, замечательные мемуары. Спасибо.

Саша Зарубин, привет дорогой. Помнишь ли меня? Я буду в Москве после 20 го сент, не пересечься ли нам. Я Макарова подтяну ))) Помнишь ли друг, дни былые?

Алёна Чернышева 08/09/06 18:22
Рэм, ну за девушек отдуваюсь я одна. Зуева так и не появилсь. так что весь огонь принимаю на себя, что не так, вали все на меня.
щас скажи что не помнишь, как это было? или таки помнишь меня?

Игорь Зарубин 25/08/06 23:01
"Во время танцев мужики нас постоянно ловили на «пистолет»"
Извините, а это как?

Елена Чернышева 25/08/06 23:30
извиние, напечатали не совсем отредактированную версию. в более поздней    были комментарии: "пистолет - это род театрального прожектора с узким лучом", вы такой могли видеть в театре, когда надо что-то выделить, например, часть тела. Помните, Мерилин Монро пела "Happy Birthay, Mr. President!" ? так вот, ее как раз таким "пистолетом" лицо и верхнюю часть фигуры выделили"...

Евгения Нитылкина 25/08/06 23:45
Жаль ,звучало зловеще, пусть бы все было ...впрочем уже все разъяснилось...
Лена, молодец, дневник не обманешь, а то и не поверишь, что все так и было.

Саша Коротич 26/08/06 00:12
Лена, ставил самую последнюю по времени версию. Если что не так - шли испры.

Елена Чернышева 26/08/06 04:31
сань, усе нормально, это я, когда редактировала, оказывается, сама убрала этэ пояснение, думала народ догадается. так что действительно, последняя версия.